Показать регионы
Герб - Город Камышин Информация о гербе
Камышин на карте

Камышин

Редактировать
  • Статус
    Город (c 1780 г.)
  • Дата основания
    1668 г.
  • Муниципальное образование
    Городской округ Город Камышин
    (центр муниципального образования)
    административный центр Камышинского района
  • Субъект Федерации
  • Подчинение
    областное
  • Население (тыс.чел.)
    113,402 (2015)
  • Территория (кв.км)
    81,00
  • Координаты
    50°4'60'' с.ш., 45°24'27'' в.д.
  • Почтовые индексы
    403870–403895
  • Телефонный код
    +7 844 57
  • Автомобильные коды
    34, 134
  • Прежние названия
    Дмитриевск (1697–1780 гг.)
  • День города (села)
    13 сентября
  • Код ОКАТО
    18415000000
  • Код ОКТМО
    неизвестно

Администрация

  • Глава городского округа
    Пономарев Владимир Анатольевич (с 20 февраля 2014 г.)
  • Адрес администрации
    403882, Волгоградская область, г. Камышин, ул. Октябрьская, д. 60
  • Телефоны администрации
    +7 (844 57) 4-36-00, (844 57) 4-36-44, (844 57) 4-25-58, факс: (844 57) 4-36-00

Общие сведения

Редактировать
Камышин – город, административный центр Камышинского района Волгоградской области, расположенный в 180 км к северу от Волгограда. Город, протянувшийся в наши дни на 11 км вдоль Волги, исторически вырос в устье реки Камышинки, притока Волги. В городе находится станция Приволжской железной дороги и речной порт.

Численность населения – 113 402 человека (2015 г.). Площадь территории – 3 844 га.

Город Камышин является административным центром муниципального образования «Городской округ Город Камышин»

Улицы и индексы Камышина (304) Все улицы

Добавить информацию
Пока информации нет...
11-й кв-л
403874
2-й Железнодорожный переезд
403874
22 Партсъезда ул.
403874
3-й мкр
403877
333 Стрелковой Дивизии ул.
4-й мкр
5-й мкр
403876
6-й мкр
403886
7-й мкр
403893
8-й мкр
403893
Азовская ул.
403888
Алтайская ул.
Амурская ул.
403892
Ангарская ул.
403889
Астраханская ул.
403888
Аткарская ул.
403895
Ашхабадская ул.
403888
Базарова ул.
403892
Байкальская ул.
403879
Бакинская ул.
403888

История Камышина

Редактировать
Ранняя история поселения

В XIV веке на Нижнем Поволжье располагалось множество золотоордынских населенных пунктов. По сей день эта область очень неравномерно изучена, и археологические раскопки выявили несколько безымянных городищ, которые пока не удалось соотнести с летописными данными. Многочисленные разрозненные археологические и документальные свидетельства не оставляют сомнений в том, что к концу XIII – первой половине XIV века на месте современного Камышина или в непосредственной близости от него существовало золотоордынское городище.

В конце XIX – первой четверти XX столетия на территории «Старого города» на севере Камышина были обнаружены серебряные монеты татарского происхождения, а также средневековые кольчуги и керамика. По данным исследователя золотоордынской культуры Б. В. Зайковского, в 1909–1910 годах в пределах бывшего Камышинского уезда нашли даже монеты ханов Шадибека и Мухаммеда-ибн-Тимура, живших в XV веке. Эти случайные находки, зафиксированные в корреспонденции местных священников и в работах краеведов, были переданы в саратовские краеведческие музеи и затем утеряны в бурные десятилетия первой половины XX века. В коллекции Саратовского областного музея краеведения сейчас находятся джичудские монеты (из золотоордынского улуса Джучи, названного по имени старшего сына Темуджина Чингисхана), которые вполне могут иметь «камышинский след». К сожалению, систематические археологические изыскания в Камышине до сих пор не были проведены, и культурные слои на местности Старого города с большой вероятностью скрывают множество тайн.

В 1980 году в Николаевске, городе на левом берегу Волги напротив Камышина, местные жители случайно обнаружили клад из серебряных золотоордынских монет. Многие из них разошлись по рукам, и ученые смогли изучить только около 300 экземпляров. Подобные клады были типичны для времен междоусобных конфликтов в Золотой Орде, или «великой замятни», в середине XIV века.

Недалеко от Камышина находится городище Шишкин Бугор, которое упоминается в источниках, начиная с XVII века. В начале XX здесь была проведена археологическая разведка, в ходе которой были обнаружены предметы золотоордынской эпохи, однако размеры населенного пункта были явно незначительными, и к нашему времени от развалин не осталось никаких следов.

Название города Камышина восходит к гидрониму, реке Камышинке, в устье которой он стоит. В наше время берега речки забетонированы, но когда-то на их склонах высились густые камышовые заросли. Камышинка упоминается в письменных источниках с начала XVII века, например в книге «Большого Чертежа всему Московскому государству», составленной по приказу Ивана Грозного в 1550-х годах. Само слово «камыш» — тюркского происхождения, поэтому название речки, вероятно, относится к золотоордынской эпохе.

Прямых упоминаний о Камышине в исторических источниках того времени нет, но в XIX веке была сформулирована гипотеза, связывающая этот населенный пункт с Сарыкамышем – поселением, упоминаемым как место ханской ставки. Согласно дошедшему до нас тексту, проезжая грамота, или ярлык, выданная сарайскому епископу Иоанну знаменитой ханшей Тайдулой в 1347 году, была писана в Сарыкамыше, что в дословном переводе означает «Желтая Трость». Этимология название Сарыкамыш, скорее всего, тоже берет начало от названия реки Камышинки.

Многие исследователи не согласны с подобной атрибуцией и считают, что ставка была в Саратове, сохранившем в современном названии этимологический элемент «сары» – «желтый».

В опубликованной в 2008 году работе к.и.н. А. В. Пачкалова приводит дополнительные аргументы в пользу идентичности Сарыкамыша и Камышина. Последний упоминается в грамоте китайского посла XVIII века как Сира Камуси, что очень созвучно названию татарской ставки. Кроме того, Камышин может быть таинственным городом Calmuzi Sara, разместившимся на знаменитой географической карте венецианского монаха фра Мауро (1459) на правом берегу Волги, правда, намного севернее современного местоположения города.

Существуют прямо противоположные мнения в вопросе о том, насколько правдивы западноевропейские географические карты того времени в отношении восточных земель. В частности, есть указания, что монах смешал реалии XIV и XV веков, а также поместил на карту мифические города. Однако есть основания полагать, что выдающийся картограф, изготовитель множества «mappa mundi» и портуланов для венецианских купцов, получил информацию об отдаленной Золотой Орде из первых рук. В 1430–1440-е годы представители русской церкви во главе с митрополитом Киевским и всея Руси Исидором прибыли в Италию для участия в Ферраро-Флорентийском вселенском соборе. И, хотя католические и православные церковники не пришли к взаимопониманию, общение с фра Мауро могло быть весьма плодотворным для обеих сторон.

Возрождение города в XVII веке

После распада Золотой Орды многие небольшие городища обезлюдели и были навсегда забыты. Но междуречье, в котором расположен современный Камышин, стало объектом повышенного стратегического интереса со стороны русских царей, и поселение на этом месте возродилось вновь в конце XVI – начале XVII века.

В те времена Нижнее Поволжье принадлежало Российскому государству лишь де-юре, а фактически было территорией вне закона, на которой правили воровские банды и кочевые отряды. Это сильно затрудняло торговлю в регионе, и требовало беспрецедентных мер по охране торговых караванов.

Особый интерес для путешественников в этом регионе представлял узкий перешеек между реками Иловлей (приток Дона) и Камышинкой (приток Волги), через который можно было волоком перетащить суда и, таким образом, перебраться из одной великой водной артерии в другую. Этой переволокой, известной издревле, в свое время воспользовался Вещий Олег для похода на хазар, а в 1580 году атаман Ермак Тимофеевич отправился отсюда на покорение Сибири. Турецкий султан Сулейман Великий даже замыслил прорыть в этом месте канал, соединяющий обе реки. Подобное предприятие могло бы надежно закрепить владычество Крымской орды на Каспийском и Азовском морях и создать постоянную угрозу для безопасности Российского государства. В 1569 году наследник Сулеймана, султан Селим II, даже прибыл на Камышинку со своим войском, но строительство по неизвестным причинам так и не было начато. «Воровские» казаки также постоянно пользовались перешейком, чтобы проникнуть в устье Волги и грабить богатые города.

Русские государи не могли остаться в стороне, и по указу первого царя из династии Романовых, Михаила Федоровича, в устье Камышинки был построен небольшой форпост для охраны водного торгового пути.

Ситуация в регионе ухудшалась и стала критической после принятия в 1649 году «Соборного уложения», которое полностью поработило крестьян. Беглые крестьяне, или «голытьба», хлынули на Волгу и, в поисках наживы, занялись грабежами при тайной поддержке казаков, исконно проживавших на этих территориях. В 1667–1671 годах эти набеги оформились в организованное движение, представлявшее реальную угрозу торговле на Волге. Постепенно движение приняло формы антиправительственного восстания под предводительством Степана Разина.

Казацкая голытьба неизменно пользовалась переволокой около Камышинки для выхода на Волгу, поэтому в 1668 году, при царе Алексее Михайловиче, сезонная крепость была расширена и превращена в мощное укрепление, в котором постоянно находился стрелецкий отряд. От этой даты и отсчитывается в наши дни возраст Камышина. В условиях царившего в то время хаоса совсем не удивительно, что уже в 1670 году крепость Камышин была разрушена до основания по приказу Степана Разина.

«Великая стройка» XVII века

Следующая глава в истории города открылась лишь в 1692 году и была напрямую обусловлена обострением русско-турецкого конфликта. Можно даже, не погрешив против истины, сказать, что взор русских правителей на протяжении XVII–XVIII веков обращался к Камышину (Дмитриевску) каждый раз, когда назревала война с турками.

Начатая еще царевной Софьей военная кампания против Османской империи была подхвачена молодым царем Петром. В ходе подготовки к азовским походам, в 1693 году, в устье Камышинки прибыл свояк царя, князь Б. И. Куракин, с приказом основать на левобережье город. Новое укрепление на берегу Камышинки сначала получило название Петровское.

Во время первого азовского похода 1695 года сам царь проследовал традиционным в то время маршрутом к Черному морю: сплавился по Волге до Царицына (Волгограда) и, совершив сухопутный переход до Дона, спустился далее к Азову. Идея о строительстве судоходного канала между Камышинкой и Иловлей, витавшая в воздухе, пришла на этот раз в русскую монаршую голову, и Петр, посовещавшись с боярами, решил не откладывать реализацию амбициозного проекта. Ведь ставки были поистине высоки: система шлюзов могла бы соединить в перспективе Черное и Каспийское моря, и, ввиду долгосрочного противостояния с Османской империей, обеспечить военно-хозяйственное преимущество России.

Уже в 1696 году проект «прокопа» был отослан на обсуждение во Французскую академию наук, а через год, когда были получены одобрительные отзывы, начались активные строительные работы под общим предводительством астраханского губернатора князя Б. Н. Голицына. В новый город, обнесенный палисадом и окруженный валом, по приказу сверху начали сгонять крестьян, строителей и служивый люд. Ежегодно «к шлюзному делу» (или по меткому народному выражению «к слёзному») привлекали до 10–15 тысяч человек, однако работников все равно катастрофически не хватало. Недостаточное финансирование, нехватка материалов и рабочей силы существенно замедлили строительство.

К строительству канала длиной около 3 км, получившего название Петров Вал, были привлечены многочисленные иностранные специалисты. Первым руководителем работ стал немецкий инженер Брекель, который допустил просчеты и, после того как недостаточно укрепленный первый шлюз не смог сдержать напор воды и был затоплен, бежал из страны по поддельному паспорту.

Следующим в 1698 году к работе приступил английский инженер Джон Перри, нанятый Петром I во время пребывания Великого посольства в Лондоне. Проанализировав геодезическую информацию, англичанин принял решение прорыть канал по новому направлению. К 1701 году, когда к руководству работами приступил русский инженер В. Д. Корчмин, были готовы два канала и к северу от них насыпан вал. К воздвижению плотин и пяти запланированных шлюзов так и не успели приступить. Проект, видимо, родился под несчастливой звездой, и нехватка финансирования привела к свертыванию работ с началом Северной войны с Швецией, когда все силы страны были брошены на борьбу за Балтийское побережье.

Но тем менее «стройка века» способствовала возрождению городского поселения на месте Камышина. В 1697 году для охраны строящейся крепости и шлюза из Казани был переправлен Дмитриевский стрелецкий полк под предводительством воеводы Якова Буша. Полк был назван в честь святого покровителя великомученика Димитрия Солунского. Икона святого, а также список со знаменитой Казанской иконы Богоматери, были перевезены стрельцами на новое место, и вскоре поселение было переименовано из Петровского в Дмитриевск. Вокруг крепости начали селиться посадские люди, в основном также прибывшие из Казани.

В 1704 году основатель Дмитриевска Петр I повелел учинить над городом жестокую расправу за поддержку казачьего восстания против «бритья бород и ношение немецкого платья». Войска под командованием князя Дмитрия Хованского сожгли крепость на левом берегу Камышинки дотла.

В наказание за бунт жителей Дмитриевска обязали возвести новое поселение на низком сыром правом берегу реки, поросшем высоким камышом. Дмитриевцы были вынуждены рубить эти густые заросли, очищать от них площадки и заново возводить разобранные на левобережье и привезенные сюда бревенчатые дома. В то же время на мысу Волги и Камышинки стрельцы строили крепость со сторожевыми башнями, обносили ее высоким дубовым частоколом. Еще в 1970-е годы развалины укреплений на историческом острове были предметом гордости камышан, однако в наши дни он полностью ушел под воду, и увидеть его можно только во время сброса воды в Волгоградское водохранилище.

Петр I посетил Дмитриевск во второй раз в 1722 году в сопровождении со-правительницы императрицы Екатерины. Царь, направлявшийся в Персидский поход, оценил обороноспособность крепости и обсудил с воеводой ситуацию на Нижнем Поволжье и роль города в защите торговых путей от набегов. За полвека со времени основания Дмитриевска эти проблемы не утратили актуальность.

Дмитриевск (Камышин) в XVIII веке

В середине XVIII века источником роста благосостояния Дмитриевска и Саратова стало самосадочное озеро Эльтон – самое большое по площади минеральное озеро Европы (152 кв. км.), на котором во времена правления императрицы Елизаветы Петровны развернулась масштабная соледобыча. Около 70% всей соли, добытой за XVIII век в России, пришлось на это месторождение. Рост экономической активности в регионе потребовал усиления мер безопасности для солеваров и купцов. Для охраны волжского правобережья в 1731 году было учреждено Волжское казачье войско. В том же году Сенат издал указ о льготах переселенцам на царицынскую линию, что способствовало притоку крестьян на солеварни и освоению всего края.

В Дмитриевске стала развиваться городская инфраструктура: появились первые мостовые, причал и взвозы на Волгу, присутственные места.

В 1768–1774 годы, когда вновь разразилась Русско-турецкая война, возродился интерес к Петрову Валу. В 1769 году Петербургская академия наук организовала экспедицию во главе с профессором Георгом Ловицем и П. Б. Иноходцевым и поручила ученым обследовать реки Камышинку и Иловлю и оценить перспективы сооружения канала между Волгой и Доном. Неблагоприятные погодные условия и разразившиеся в лагере лихорадка и голод неблагоприятно сказывались на научной работе, и вплоть до 1774 года не удавалось получить целостную картину о целесообразности продолжения строительства.

В 1773 году вспыхнуло крестьянское восстание, и вскоре Пугачев, взявший Саратов, двинулся на Дмитриевск и Царицын. Экспедиция Ловица попала в эпицентр боевых действий. Повстанцы повесили Ловица, приняв его за царского офицера, а адъюнкту Иноходцеву удалось спастись. Он изложил все материалы трагически окончившейся экспедиции в рапорте для Академии наук и сделал заключение, что, даже будучи построенным, канал не даст ожидаемых от него выгод.

Войскам Емельяна Пугачева удалось овладеть плохо защищенным Дмитриевском в августе 1774 года. Гарнизон и посадский люд радостно встретили самозваного «царя-батюшку» хлебом и солью. Ненависть к иноземцам вылилась в казнь коменданта крепости, обрусевшего немца Каспара Меллина, который совсем недавно активно благоустроил город. В дни самовластия по Дмитриевску прокатилась волна грабежей и пожаров.

Согласно Екатерининской административной реформе 1780 года городу было возвращено историческое название Камышин и дарован уездный статус. Через год Камышин получил герб, на котором были изображены камыш на белом поле и герб Саратовской губернии, к которой относился уезд.

Во второй половине XVIII века в Поволжье хлынул поток немецких переселенцев, основавших около 100 колоний в Камышинском уезде, среди которых Иловля, Сосновка, Верхняя и Нижняя Добринка, Унтердорф, Мариенфельд, Эрленбах, Обердорф, Йозефсталь и многие другие. Беженцы скрывались в России от разрушительной Семилетней войны (1756–1763), которую некоторые ученые называют первой из необъявленных мировых войн.

Манифест императрицы Екатерины II поддержал эту иммиграцию, а также предоставил всем желающим поселиться в Саратовской губернии, свободные земли в собственность. В соответствии с этим указом знатные дворяне получили более 100 тысяч десятин «пожалованных земель» в Камышинском уезде. На эти земли помещики переселили своих крепостных крестьян из других губерний и попутно начали закрепощать местных свободных крестьян. В результате к концу XVIII века, согласно документам ревизии, в уезде числилось 52389 крепостных.

Камышинское купечество

Город развивался прежде всего как торговый центр, в котором селились купцы, мелкие ремесленники, посадские люди и мещане. В 1879 году в Камышине проживали 13644 человека, из них 90 купцов, 11590 мещан и посадских, 1782 цеховых рабочих. Через 20 лет прирост населения составил 4 тысячи человек.

В XVIII–XIX веках с развитием соляного промысла богатели и развивались купеческие гильдии Камышина, постепенно занимая лидирующие позиции в волжской торговле. Камышин даже превзошел Саратов по числу купцов первой гильдии.

С камышинских пристаней в верховья Волги отправлялись купеческие суда, груженые хлебом, овощами и фруктами, а также изделиями местных ремесленников.

Немеркнущую славу завоевали камышинские арбузы. По легенде Петр I впервые отведал сочный арбуз в Дмитриевске в 1722 году и был настолько покорен его вкусом, что приказал отлить копию арбуза и укрепить на шпиле московского магистрата. В XIX веке камышане вели кропотливые селекционные работы, выращивая новые сорта. Их успех на международном рынке был настолько ощеломляющ, что американцы стали импортировать не только плоды, но и семенной материал. Вскоре камышинские сорта стали культивировать за океаном, где они получили новые названия.

Местное население Камышина – горожане и крестьяне-отходники – в основном работало в порту в сфере торговли и обслуживания и занималось ремонтом судов, погрузкой и разгрузкой товаров. В центре города раскинулся огромный базар, улицы были усыпаны купеческими лавками и магазинами.

XIX век

Отечественная война 1812 года лишь косвенно затронула Камышин. После разгрома Наполеона сюда ссылали пленных французских солдат.

Один из героев Отечественной войны 1812 года, генерал-лейтенант Кирилл Казачковский – уроженец Камышина. В юные годы Казачковский участвовал в переходе суворовской армии через Альпы, а позже участвовал в войне со шведами и французами. Его портрет можно увидеть в Военной галерее Государственного Эрмитажа. Примечательно, что внучка генерала Ольга Сократовна стала супругой и музой писателя Чернышевского, который посвятил ей роман «Что делать».

Знаменитый француз Александр Дюма посетил проездом Камышин и оставил путевые заметки о прелюбопытном приключении на пути к озеру Эльтон.

Провинциальный Камышин постепенно приобщался к техническому и культурному прогрессу. Решительный рывок в будущее был сделан в 1894 году с открытием железнодорожной ветки «Тамбов – Камышин», когда город стал важным транспортным узлом российского юга. С этого момента левый берег Камышинки стал активно развиваться: были построены пять паровых лесопильных заводов, три паровых мельницы, солемолки, нефтекачка и нефтяной склад. Железнодорожную станцию соединили отдельной веткой с волжской пристанью, и товары стали отгружаться из вагонов поездов прямо на баржи и пароходы. В городе открылись мелкие промышленные предприятия: кожевенные, салотопенные, овчинные, кирпичные, мыловаренный, механический и пивоваренный заводы. В 1899 году в Камышине работали 12 узниц, 10 скотобоен, 1 лесопильня, 14 мясных и 5 рыбных лавок. В конце XIX века в Камышине было свыше двухсот магазинов и лавок: мануфактурные, галантерейные, бакалейные, мясные, мучные, пивные и прочие.

На рубеже XIX–XX веков в городе насчитывалось 17 тысяч жителей. Он был одним из немногих культурных центров на огромном малонаселенном пространстве Нижнего Поволжья. Основу населения составляли мещане, почти треть горожан были немецкими колонистами.

Граф Д. А. Олсуфьев, предводитель дворянства Камышинского уезда, многое сделал для повышения благоустройства города. На его средства были возведены здание Земского дома, в котором сейчас размещается историко-краеведческий музей, и типовые кирпичные школьные здания. В Камышине активно проводилось озеленение набережной. Александровский сад, заложенный в городе в 1900 году, получил славу лучшего в Поволжье. В городе функционировали многочисленные образовательные учреждения: церковно-приходские школы, народные училища, мужская и женская гимназии, немецкое лютеранское училище, Духовное и реальное училища.

В 1896 году над рекой Камышинкой был возведен деревянный мост, на месте которого в XX веке появился знаменитый Бородинский мост. В 1897 году в городе провели водопровод, а в начале следующего десятилетия в городе заработала первая электростанция.

Сынами Камышина были Яков Дитц, депутат Думы, адвокат и автор истории поволжских немцев; Виктор Чернов, один из основателей партии эсеров; Доминик Гольман, советский немецкий писатель и правозащитник.

XX век

В годы гражданской войны Камышин оказался на прифронтовой линии между Красной армией и белой армией во главе с генералом Врангелем и пережил драматические моменты перехода из рук в руки.

В годы Великой Отечественной войны Камышин оказался рядом с плавильным котлом Сталинградской битвы – его неоднократно бомбили. В городе работали заводы, изготавливающие оборонную продукцию для фронта, был организован обширный госпиталь. Знаменитый военный летчик Алексей Маресьев – уроженец Камышина. Еще несколько его земляков были удостоены звания Героя Советского Союза за подвиги в военные годы. Около 20 тысяч жителей Камышина ушли сражаться за Родину, из них 7000 не вернулись обратно.

В послевоенное время в городе появились заводы текстильной, машиностроительной и строительной промышленности, швейные и мебельные фабрики. Открылись крупный хлопчатобумажный комбинат и завод «Ротор», чья продукция по сей день соответствует самым строгим международным стандартам качества.

Сегодня Камышин – третий по величине город в Волгоградской области. Его предприятия поставляют на рынок стеклотару, хлопчатобумажные ткани, автомобильные гидравлические краны, водонагревательные котлы, гидросантехническое оборудование, слесарно-монтажный инструмент, мебель, силикатный кирпич и блоки. Камышинская стеклотара широко востребована в пищевой промышленности и удостоена самых высоких международных и российских наград.

Камышин также динамично развивается как культурный центр Поволжья. Еще в 1935 году, в период короткого затишья между мировыми войнами, здесь открылся единственный классический театр русской драмы на территории Волгоградской области. Сегодня Камышинский драматический театр, ставший гордостью земляков, с успехом гастролирует в городах России. В XXI веке в Камышине началось развитие туристического бизнеса.

Начиная с 2001 года, 8 ноября в Камышине проводится ежегодный День города. В этот день Русская Православная Церковь отмечает день памяти святого Димитрия Солунского, небесного покровителя города.

Исторический центр города является уникальным памятником «дореволюционной» архитектуры. Застройка некоторых улиц сохранилась нетронутой с XIX века. Помимо Камышина, на территории современной Волгоградской области был еще только один «исторический» уездный город — Волгоград. Однако Старый Царицын был стер с лица земли в военные годы.

В 18 км к северо-западу от Камышина находятся железнодорожная станция и город Петров Вал, возникшие во время Великой Отечественной войны. В окрестностях станции до сих пор можно увидеть валы и рвы, сохранившиеся от злополучного канала Камышинка – Иловля. Этот уникальный исторический памятник объявлен объектом инженерного искусства федерального значения, однако возле него отсутствуют какие-либо опознавательные знаки или памятная табличка. «Стройка века», давшая стимул к развитию города, молча хранит свои тайны.

Знаменитые люди (3)

Добавить человека

Гостиницы (1)

Добавить
Гостиница Опава расположена в центре города Камышина. К услугам гостей 210 номеров со всеми удобствами, большая часть которых с прекрасным видом на Волгу.
Волгоградская область, город Камышин, Октябрьская, 4
+7 8445747489

Добавить информацию в другие разделы

Выберите раздел, в который Вы хотите добавить информацию.